Освобождение китая от власти монголов произошло


15. Как случилось, что монголы в XIII в. не погибли, а победили?

Ни об одном историческом явлении не существует столько превратных мнений, как о создании монгольского улуса в XIII столетии. Да и как быть ученым спокойными? Заканчивается третье столетие с тех пор, как возникла проблема научного изучения «монгольского вопроса», а решения нет! Проблема и сегодня стоит так, как ее поставил много лет назад академик Борис Яковлевич Владимирцев.

Каким образом немногочисленные монголы, которых было чуть больше полумиллиона, разбитые на разные племена, неорганизованные, без военной подготовки, без снабжения – железа не хватало, – могли захватить полмира: Китай с Индокитаем, Тибет и Иран, Среднюю Азию, Казахстан, Украину, дойти до берегов Средиземного моря и пройти через Польшу и Венгрию на Адриатическое море? Это задача, которая до сих пор в историографии не решена. Так и считается, что это какое-то монгольское чудо: Авели (скотоводы) победили Каинов (земледельцев).

Как было показано выше, европейские народы издавна сталкивались с евразийскими кочевниками, но мало о них знали и не интересовались ими. Греки торговали со скифами, римляне воевали с сарматским племенем роксаланов. В V в. гунны совершили два больших набега, на Галлию и Италию, но это был эпизод, не оставивший следов. Тюркютский каганат VI-VIII вв. не распространялся западнее Дона, а сменившие тюркютов уйгуры, печенеги, гузы, куманы и кыргызы были раздробленны, неорганизованны и слабы. Совершенно по-иному повели себя монголы в XIII в., хотя они только что вступили на арену всемирной истории. Они из жертв превратились в победителей.

Вдумаемся в следующие факты. В Северном Китае было 60 миллионов жителей и власть находилась в руках маньчжуров, воинственного и храброго народа. В Северо-Западном Китае располагались сильные, богатые и многолюдные государства Тангут и Уйгурия.

Южный Китай, к югу от небольшой реки Хуайшуй, текущей между Хуанхэ и Янцзы, возглавляла династия Сун, под господством которой находилось 30 миллионов жителей. Итого почти 100 миллионов жителей, враждебных монголам.

Над Средней Азией и над Восточным Ираном господствовал хорезмский султан. В его владениях жили 20 миллионов мусульман. Армия султана состояла из воинственных степняков и горцев, жестоко угнетавших земледельцев и горожан.

В этой стране находились два крупнейших города, стоявших на высоте современной им цивилизации. Самарканд и Бухара не уступали по богатству и роскоши Константинополю, Кордове и Ханьчжоу в Южном Китае. Тогда это была первая пятерка городов, и лишь где-то в третьем десятке стояли Париж и Венеция.

В Восточной Европе, между Волгой и Карпатами, жили 8 миллионов человек. В Грузии – 5, и в Сирии – 5 миллионов. И вот, имея чуть более полумиллиона жителей, монголы одновременно воевали на три фронта, на три стороны света, и, как ни странно, не только воевали, но и побеждали.

Неужели все окружавшие Монголию народы были такими боязливыми, малосильными и безразличными ко всему, что дали себя разбить – и подчинить? Тут что-то не так. Очевидно, мы опустили какой-то фактор. Ведь в XIII в. тибетцы, половцы, русские, аланы и персы трусами не были. Так что причина скрыта в чем-то незаметном, в какой-то невидимой пружине, природу которой и надлежит разгадать. Вот почему история середины XIII в. напоминает своей загадочностью криминальный роман.

Уточним условия задачи. Попытка связать монгольские походы с усыханием степи была сделана в 1915 г. киевским профессором Тутковским. Но в то время историю климатических колебаний только предстояло написать. Однако уже тогда она была опровергнута[77], ибо монголы в завоеванные страны не переселялись.

Социальный строй монголов в конце XII в., перед началом походов, был родо-племенным, отнюдь не располагающим к агрессии. Правда, тогда из родов начали выделяться «люди длинной воли», аналог викингов и «рыцарей круглого стола», но они были изгоями, и притом малочисленными. Становление феодализма у монголов началось не до походов, а после них, и то не сразу.

Решающим фактором борьбы монголов за самостоятельность оказались не степняки, а дальневосточный лесной народ – чжурчжэни, разгромившие в 1125 г. киданей и уничтожившие китаезированную империю Ляо, а к 1141 г. победившие империю Сун.

Связные сведения китайских географических источников о чжурчжэнях датируются Х в., а когда в XII в. эти народы столкнулись – возникла исключительно кровавая война, с перевесом на стороне чжурчжэней. Учитывая историческую перспективу, следует рассматривать наступление чжурчжэней на Китай как реплику на вторжение танских войск на Дальний Восток. Здесь на борьбу против попытки создания мировой империи с центром в Чанъани выступили уже не степные, а лесные народы Восточной Сибири. Подобно степнякам, они легко усваивали материальную сторону китайской цивилизации, но оставляли без внимания чуждую им конфуцианскую идеологию. Захватив Северный Китай до реки Хуанхэ, чжурчжэни просто переместили передний край войны на юг, но не смешались с покоренными китайцами. Обилие китайских вещей в чжурчжэньских городищах Маньчжурии указывает не на проникновение китайской культуры, а только на обилие военной добычи. Несмотря на то, что чжурчжэньские цари именуются в китайских хрониках династией Цзинь (буквальный перевод слова – «алтан», «золото»), китайцы XII в. эту династию рассматривали как иноземную и враждебную и не прекращали борьбы против «варваров». Узел был завязан столь туго, что разрубить его смог только Чингисхан.

Родиной монголов было Восточное Забайкалье, севернее реки Керулэн. Чингис родился в урочище Дэлюн-Болдох, в восьми верстах к северу от современной монгольской границы. Этнический подъем монголы испытали одновременно с чжурчжэнями, и понятно, что эти этносы стали соперниками и врагами.

С 1130 г. чжурчжэни вели с монголами войну на истребление. В решающей войне (третьей) 1211-1235 гг. китайцы империи Сун выступили против чжурчжэней как союзники монголов. Однако китайцы терпели поражение, и тяжесть войны легла на плечи монголов. Но после победы китайцы потребовали у монголов передачи земель, отнятых у чжурчжэней. Попытка договориться кончилась тем, что китайцы убили монгольских послов. Это вызвало длительную войну, осложненную для монголов тем, что их конница не могла разворачиваться в джунглях Южного Китая и была бессильна против китайских крепостей. Перелом в войне наступил лишь в 1257 г. благодаря рейду Урянгхадая, который с небольшим отрядом вышел через Сычуань к Ханою и поднял местные бирманские, тайские и аннамитские племена на войну против Китая. Таким образом малочисленные монголы победили Великий Китай, объединив все те народы, которые не соглашались стать жертвой китаизации. В 1280 г. все было кончено.

Приобретение Китая не пошло на пользу монголам. Слишком различались между собой эти два народа. Хан Хубилай, основатель династии Юань, велел засеять один из дворов своего дворца степными травами, чтобы отдыхать в привычной обстановке. Китайцы до сих пор не едят молочных продуктов, чтобы ничем не походить на ненавистных степняков. При таком несоответствии этнопсихики компромиссы были недостижимы, а господство монголов в Китае было вынужденно-жестоким насилием. Не произошло даже ассимиляции, ибо монголо-китайские метисы извергались из того и другого этноса, вследствие чего гибли. А ведь с мусульманами и русскими монголы охотно вступали в браки, дававшие талантливых потомков. Только евреев монголы чуждались больше, чем китайцев. Освободив от податей духовенство всех религий, они сделали исключение для раввинов: с них налог взимали.

Ожесточение китайцев против монголов вылилось в восстание, начавшееся тем, что по знаку тайной организации «Белого лотоса» монгольские воины, находившиеся на постое, были зарезаны в постелях хозяевами домов. И гнусно не само убийство спящих, а то, что это ныне является национальным праздником китайцев.

По-иному сложилась судьба западных монголов, улусов Джучидского (Золотая Орда), Чагатайского и Иранского, а также джунгаров. Тесная связь царевича Хубилая с завоеванным Китаем, из которого он черпал средства и силы, уже в 1259 г. вызвала раскол монгольского улуса. Противники Хубилая выдвинули на пост хана его брата Аригбугу, а после его гибели – Хайлу, который, опираясь на кочевые традиции, вел войну против китайских монголов до 1304 г. На стороне Хубилая выступали иранские монголы; Хайду поддержали наследники Батыя, заключившие союз с русскими князьями. Александр Невский был инициатором этого союза, так как, с одной стороны, монгольская конница помогла остановить натиск ливонских рыцарей на Новгород и Псков, а с другой – ханы, сидевшие на Нижней Волге, пресекали всякое вторжение азиатских кочевников– сторонников китайских монголов или династии Юань. Так произошло разделение монголов на восточных и западных (ойратов).

Поволжские монголы в 1312 г. отказали в повиновении узурпатору хану Узбеку, принуждавшему их принять ислам. Часть их погибла во внутренней войне (1312-1315), а уцелевшие спаслись на Русь и стали ядром московских ратей, разгромивших Мамая на Куликовом поле, а затем остановивших натиск Литвы.

Иранские монголы приняли ислам в 1295 г., так как из-за бушевавшей войны не могли вернуться домой. Их потомки – хезарейцы – ныне живут в степной части Афганистана.

И наконец, самая воинственная часть монголов поселилась в Джунгарии и создала там ойратский племенной союз. Именно ойраты приняли на себя функцию, которую ранее несли хунны, тюрки и уйгуры: они стали барьером против этнической агрессии Китая на север. И они выполняли эту роль до 1758 г., пока маньчжуро-китайские войска династии Цинь не истребили этот мужественный этнос. Но для понимания механизма хода событий надо вернуться в Китай, где в XIV в. власть перешла от монголов к национальной династии Мин.

Война за освобождение Китая от монголов тянулась двадцать лет (1351-1370) и продолжилась после ухода последних монгольских войск за Гоби. Новая национальная династия Мин восприняла стремление династий Хань и Тан и пыталась захватить Монголию. В 1449 г. китайцев остановили ойраты, нанесшие им сокрушительное поражение при Туму, причем был взят в плен император. Эта битва спасла Монголию и жизнь монголов.

Гораздо удачнее для Китая была агрессия на юг, объектами которой стали Корея, Тибет, Непал, Вьетнам и Индонезия, где в 1405-1430 гг. свирепствовал китайский флот. Но попытки китайцев покорить Маньчжурию оказались безрезультатными. В XVII в. маньчжуры сами перешли в наступление и, воспользовавшись внутренней войной в Китае, захватили в 1644-1647 гг. всю страну. Антиманьчжурские восстания продолжались до 1683 г., после которого средневековый период истории Китая закончился.

Маньчжурам удалось за полвека сделать то, к чему безуспешно стремились китайцы две тысячи лет – объединить Восточную Азию. Но агрессия маньчжуров была политической, а не этнической уже потому, что маньчжуров было мало и прирост населения был невелик. Завоевав Китай, маньчжуры были вынуждены держать там гарнизоны, и, следовательно, почти все юноши служили на чужбине. Затем, став хозяевами Китая, богдыханы превратились в императоров династии Цин, которую постигла судьба всех ранее бывших инородческих династий Китая. Революция 1911 г. с точки зрения этногенеза была очередным национальным переворотом, подобным тем, которые привели к власти династии Хань и Тан. Но на этот раз жертвами этнической агрессии китайцев стали остатки маньчжуров, монголов Внутренней Монголии, тибетцев и потомки уйгуров в Синь-цзяне. Такова логика истории и этногенеза, не зависящая от воли отдельных личностей, добрых или злых. Однако ясно, что три больших степных этноса, разделенных обрывами культурно-исторической традиции, тем не менее имели между собой много общего, явно не унаследованного путем передачи. Следовательно, отмеченная общность лежит на порядок ниже этнической, то есть в сфере этнографической, и является следствием сочетания природных условий. В самом деле, поддержание системы кочевого хозяйства в условиях резких колебаний климата и необходимость постоянного сопротивления агрессии: ханьской, танской и минской– в значительной мере определяли сходство характера отношений и развития центральноазиатской этнической целостности. И все же хунны, тюрки и монголы весьма разнились между собой, но все они были барьером, удерживающим Китай на границе Великой степи. В этом их заслуга перед человечеством.

В этой жестокой борьбе – объяснение мнимой застойности народов Срединной Азии. Они не уступали европейцам ни в талантах, ни в мужестве, ни в уме, но силы, которые другие народы употребляли на развитие культуры, тюрки и уйгуры тратили на защиту независимости от многочисленного, хитрого и жестокого врага. За 300 лет они не имели ни минуты покоя, но вышли из войны победителями, отстояв родную землю для своих потомков.

Нет, никак не подходят к монголам надетая на них маска патологических агрессоров и разрушителей культуры.

В войнах, которые они вели, инициатива борьбы принадлежала отнюдь не им. Половцы в 1208 г. приняли к себе врагов монголов – меркитов… и пострадали вместе с ними. Хорезмшах Мухаммед казнил монгольских подданных и оскорбил послов; хорезмский султанат был разрушен. Вопрос о походе Батыя в Европу слишком сложен, чтобы разбирать его здесь. Мнения историков расходятся. Отметим лишь, что наивная монголофобия была лозунгом либеральнобуржуазной (модной) историографии, тогда как добросовестные историки, как дореволюционные: Н.М.Карамзин, С.М.Соловьев, С.Ф.Платонов, так и современные: А.Н.Насонов, отмечают сложность проблемы и отсутствие «национальной» вражды монголов с русскими. Вражда началась лишь в XIV в., когда монголы растворились в массе поволжских мусульманских народов, то есть через 100 лет после смерти Батыя.

Что же касается разрушения культуры…

В 1237 г. монголы завоевали царство Тангут, но рукописи Хара-Хото на тангутском языке датируются XIII-XIV вв. Когда же в 1405 г. китайцы империи Мин заняли тангутскую землю, тангутов больше не стало.

Монголы XII-XIII вв. были молодым этносом и вели себя так же, как и все другие этносы в фазе подъема. Разве добрее их были викинги или норманны, захватившие Англию и поработившие ее народ в XI в.? А немецкие феодалы, опустошавшие Италию при четырех Оттонах и вырезавшие полабских славян, и, наконец, рыцари первого крестового похода – чем они лучше монголов?

Разница между теми и другими была лишь в том, что монголы к 1369 г. потеряли свои завоевания и перешли к обороне, а западногерманские феодалы за такое же время от начала этногенеза развернули колониальную экспансию на Ближний Восток. Просто монголы как этнос были на 300 лет моложе романо-германского «Христианского мира», и сравнение культур должно происходить с учетом «возрастов» этносов. И если европейцы гордятся расцветом искусства в XV в., называя его «Возрождением», то монголы, ойраты и маньчжуры прошли аналогичную фазу в XVII-XVIII вв. И в том возрасте, когда испанцы покорили Америку, маньчжуры, перехватившие у монголов инициативу, завоевали Китай.

Ныне монгольский этногенез вступил в инерционную фазу «золотой осени», и следует ожидать расцвета цивилизации на 300-400 лет, разумеется в случае, если какая-нибудь злая воля не прервет развитие Монголии внешним вмешательством, как было с хуннами и тюркютами. Будем надеяться, что этого не произойдет.

Этнос – система столь эластичная и резистентная, что поколебать ее, деформировать, а тем более уничтожить удается лишь в тех случаях, когда происходит смена фаз этногенеза. Но тем не менее этносы исчезают, оставляя после себя археологические культуры и этнографические пережитки. Люди при этом не вымирают, а входят в состав новых этносов. Так, среди нас бродят потомки скифов и хуннов, шумеров и кельтиберов, хотя этих этносов нет. И видимо, через 2 тысячи лет не останется англичан и датчан, хотя люди будущего будут их потомками, обновленными до неузнаваемости.

Кто же этот невидимый враг, пожиратель этносов и разрушитель культур? Что это за неотвратимое нечто, более мощное, нежели угроза войн и стихийные бедствия? На это ответил не историк, а поэт: «О, что нам делать с ужасом, который был бегом времени когда-то наречен?» Попробуем ответить и на этот последний вопрос, хотя исчерпывающим ответ быть не может.

Примечания:

Гумилев Л. Н. Открытие Хазарии. М., «Наука», 1966.

См.: Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т. 2. Л., 1926, с. 415 и сл.

Китайский корабль. Рисунок из китайской энциклопедии. XV в.

К XIV в. власть монгольских завоевателей в Китае ослабела.

Вместо единой Монгольской империи в это время уже возникло четыре монгольских государства. Собственно Монголия, Маньчжурия, Китай и Тибет входили в состав одного из них — «государства великих ханов».

Ослабление власти монголов усугублялось в Китае распрями среди монгольской знати. G начала XIV в. велась почти непрекращавшаяся борьба между отдельными претендентами на престол.

Власть захватывали различные временщики, свергавшие одних императоров и возводившие на трон других. Всё больше проявлялся кризис финансов. Упомянутый выше выпуск бумажных денег, вылившийся в безудержную денежную эмиссию, расстроил хозяйство Китая.

Недовольство китайского населения росло. Более всего страдали от монгольских захватчиков крестьяне и городские ремесленники, нёсшие на себе всю тяжесть поборов и притеснений.

Но недовольны были и китайские феодалы, оттеснённые от правительственных постов и находившиеся под постоянной угрозой лишения их владении и даже жизни по произволу монгольских ханов.

style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-0791478738819816"
data-ad-slot="5810772814">

Сравнительно свободнее чувствовали себя купцы, так как монгольские завоеватели не чинили препятствий торговле, однако это не могло смягчить всё -возраставшую в китайском народе ненависть к поработителям.

Со всей остротой открытая борьба китайского народа с монгольскими ханами развернулась в середине XIV в., в правление ТогонТимура (Шуньди), последнего императора монгольской династии в Китае.

Толчком к массовому движению послужило стихийное бедствие, разразившееся в 1350—1351 гг.,— разлив реки. Хуанхэ. Наводнением были охвачены обширные районы пыпепших провинций Хэнань, Хэбэй и Шаньдун. Это бедствие переполнило чашу народного терпения.

В 1351 г. Тогон-Тимур приказал согнать население на возведение защитных дамб. И в этом же году сразу в двух местах вспыхнули народные волнения: в Сюйчжоу (провинция Цзянсу) поднял восстание Ли Эр, в Жаньяне (про-вянция Хубэй) — Мын Хай-ма. Вслед за тем волнения начали вспыхивать в самых различных местах.

Решающую роль в борьбе с монгольскими завоевателями сыграло знаменитое в истории Китая восстание «Красных повязок». Образовалась крестьянская повстанческая армия’, которую по цвету головных повязок, служивших знаком принадлежности к восставшим, назвали тогда «красной армией» (хун цзюиь).

Ядром восставших были члены секты «Белого лотоса». К ним принадлежали и сам предводитель восстания Хань Шань-тун и его сын Хань Линь-эр, занявший место отца после его смерти.

В период своего возникновения, ещё в IV—V вв., секта «Белого лотоса», разделявшая учение одной из разновидностей буддизма, охватывала представителей господствующих слоёв китайского общества, но со времени Сун она полностью изменила свой характер.

Сторонники секты стали придерживаться народных верований, а сама секта получила широкое распространение в народной среде. Тогда же секта приобрела структуру «тайного общества», т. е. типичную для средневекового Китая организационную форму, связанную с народными движениями.

В 1351 г. Хань Шань-тун и Хань Линь-эр подняли знамя восстания. В 1352 г. к ним присоединился предводитель другой группы восставших — Го Цзы-син. В его отряды и вступил Чжу Юань-чжан, бывший служка буддийского монастыря, будущий император.

Вскоре он создал свои собственные отряды и в 1356 г. захватил город Цзинь-лин (Нанкин), важнейший стратегический пункт в Центральном Китае.

Арка мавзолея императора Чэнзу. XV в.

Используя народное движение, Чжу Юань-чжан вёл борьбу и против власти чужеземных поработителей, и против других предводителей восстания для того, чтобы сосредоточить в своих руках власть, а в 1368 г. объявил себя императором.

Так начала своё существование новая династия Мин, по имени которой стала именоваться и вся империя. Столицей империи стал Цзиньлин.

Однако в тот момент под властью нового императора находилась только центральная часть Китая. Юг, правда, быстро подчинился ему, но на севере ещё держались монголы.

Китай под властью монголов. Борьба против захватчиков и свержение монгольского ига

В столице страны Яньцзине ещё правил великий хан.

Поэтому Чжу Юань-чжан направил на север свои войска, которые при активной поддержке китайского населения быстро освободили от монгольских завоевателей район нынешнцх провинций Шаньдун и Хэнань и взяли Яньцзин.

Тогон-Тимур с остатками монгольских сил отступил во Внутреннюю Монголию. После его смерти остатки войска завоевателей отошли во Внешнюю Монголию. Так было свергнуто монгольское иго, тяготевшее над китайским народом около столетия.

Решающую роль в этом сыграли народные массы.

Своим освобождением и последующим расцветом Китай был обязан великому народному движению, главную силу которого составляла крестьянская армия «Красных повязок».

Монгольское завоевание Китая — покорение монголамиКитайских государств, происходившее в XIII веке.

Завоевание

Северный Китай

Основная статья: Монгольско-цзиньская война

Начало первого этапа завоевания можно датировать 1209 годом. В 1211 году монгольские войска во главе с Чингисханом выступили против чжурчжэньского государства Цзинь (ныне Северный Китай), которое не смогло противостоять монголам. К 1215 году государство почти полностью было завоёвано, был взят Яньцзин.

Второй этап

Основная статья: Монгольское завоевание Си Ся

В 1226 году Чингисхан начинает поход против Тангутского государства Си Ся, в 1227 году оно полностью уничтожено.

Монгольское завоевание Китая

В обратном пути Чингисхан умер. После него правителем стал Угэдэй, который в 1231 совместно с Толуем повёл войска на империю Цзинь. Заключив против неё временный союз с Южной Сун, к 1234 году они совместно добиваются разгрома государства Цзинь.

Южный Китай

В 1235 году начинается война монголов с империей Сун. Поначалу активные военные действия в сороковых годах снизились. В этом регионе монголы сконцентрировались на войне с другими государствами (монгольское завоевание государства Дали, монгольские вторжения во Вьетнам). В 1258 году предпринимается новая атака на Сун, но китайцы оказали упорное сопротивление, а к тому же смерть монгольского командующего Мункэ вынудила их уйти.

Четвёртый этап

Основная статья: Монгольское завоевание империи Южная Сун

Хан Хубилай начал поход в 1267 году, осадил города Сянъян и Фаньчэн, взятые в 1273 году. После чего наступление продолжилось. 19 марта 1275 года в решающем сражении у Динцзячжоу была разбита китайская армия, после чего монголы с лёгкостью продолжили захватывать территории. В 1276 году они взяли столицу Линьань и императора в плен. В 1279 году монголы разбили последние силы сопротивления в битве у Яшань, таким образом, закончив завоевание Китая.

Примечания

  • «История Востока» (Монголы и монгольское завоевание). РАН, 1997.
  • Всемирная история. Энциклопедия. Том 3. (1957 год) [1].
  • Б. В. Соколов. «Сто великих войн». [2].

CC© wikiredia.ru

Нашествие на Китай чжурчженей и монголов в 12 -13 вв. Политика правящих династий Китая

Племена чжурчжэней обитали на северо-восточной границе Китая. После разгрома династии Сун на севере чжурчжэньские племена оказались под властью киданьского государства Ляо. Однако в 1115 году чжурчжэньский вождь Агуда был провозглашен императором государства Цзинь. Чжурчжэни начали войну против империи Ляо. Увидев в чжурчжэнях союзника в борьбе с киданями, сунский двор в 1120 году заключил с ними военный союз.

В 1115-1125 годах чжурчжэни разгромили империю Ляо. Большинство киданей подверглось истреблению. Спасаясь от завоевателей, отдельные отряды киданей и подвластных им племен ушли на запад, где в районе Иссык-Куля основали государство кара-киданей Западное Ляо (1124-1211). В этих малонаселенных районах не было возможности создавать мощные пехотные части, поэтому опорой армии кара-киданей стала легкая кавалерия. Ее мощь была такова, что после покорения кара-киданей монголами она была включена в состав монгольского войска в качестве отдельного тумена.

Обнаружив слабость сунского двора и его войск, чжурчжэни после разгрома киданей двинулись на юг. Весной 1126 года их конница приблизилась к Хуанхэ и стала угрожать Кайфэну. В 1127 году чжурчжэни переправились на южный берег Янцзы. В итоге под напором кочевников с севера сунский правитель был вынужден вместе со своими придворными бежать из Кайфэна. В 1127 году власть императорского дома была восстановлена в Ханчжоу. Поэтому в традиционной историографии время правления Сунской династии разделяется на два периода: северный (960-1127) и южный (1127-1279).

Падение северосунской столицы, потеря своих исконных земель и, наконец, вынужденное бегство Сына Неба от северных варваров воспринималось всеми слоями китайского этноса как национальное унижение. В результате возникло противоречие между патриотическими устремлениями китайских военных, решительно настроенных на бескомпромиссную борьбу с чжурчжэнями, и реальными возможностями империи. Сына Неба все более беспокоила возможность военного сепаратизма в стране. Военачальники, в том числе знаменитый Юэ Фэй, которым было велено прекратить военные действия, стали, по мнению двора, проявлять чрезмерное своеволие и могли легко выйти из-под контроля. Юэ Фэй был заключен в тюрьму и тайно казнен, а между китайцами и чжурчжэнями в 1142 году был заключен мирный договор. Сунский император признал себя вассалом цзиньского правителя и обязался выплачивать ежегодную дань. Граница между империями устанавливалась по реке Хуайшуй в междуречье Хуанхэ и Янцзы. Сунский двор признал права чжурчжэней на захваченные ими китайские земли.

Таким образом, по северному Китаю вновь пронеслась волна, срывающая с насиженных мест людей и перемешивающая культуры. Но еще более крупная волна была впереди.

У северных границ Китая племена, состоявшие из татар, тайчжиутов, кереитов, найманов, меркитов и т.д., известные в дальнейшем как монголы, появились в начале XIII века. Еще в середине XII века они кочевали на территории современной Монголии, в верхнем течении реки Хэйлунцзян и в степях, окружающих озеро Байкал. В конце XII века в ходе длительной борьбы за власть у них стали складываться первые племенные союзы, во главе которых стояли наследственные правители, выражавшие волю племенной знати — нойонов.

Среди глав родов особенно возвысился Есугэй-багатур (из рода Борджигин). Преемником Есугэй-багатура стал его сын Темучин. Унаследовав воинственный характер отца, он постепенно подчинил себе земли на западе до Алтайского хребта и на востоке до верховья Хэйлунцзяна, объединив почти всю территорию современной Монголии. В 1203 году ему удалось одержать верх над своими основными политическими соперниками, а в 1206 году на курултае (съезде нойонов) Темучин был провозглашен всемонгольским повелителем под именем Чингиз-хана.

Ярко выраженный военный образ жизни монголов породил институт нукеров — вооруженных дружинников на службе нойонов. Из этих родовых дружин создавались вооруженные силы монголов, скрепленные кровными родовыми связами и возглавляемые испытанными в долгих изнурительных походах руководителями.

В 1209 году монголы вторглись в Западное Ся. Тангуты были вынуждены не только признать себя вассалами Чингиз-хана, но и выступить на стороне монголов против чжурчжэньской империи Цзинь. В этих условиях южносунское правительство, пытаясь воспользоваться ситуацией, прекратило выплачивать дань чжурчжэням и закллючило соглашение с Чингиз-ханом о совместных действиях.

В 1210 году монголы начали поход на Цзинь и вторглись в провинцию Шаньси. В 1215 году Чингиз-хан после длительной осады овладел Пекином. Его полководцы повели свои войска в Шаньдун.

В 1218 году монголы начали поход на Запад и овладели землями Западного Ляо. Одновременно в 1217 году Чингиз-хан снова напал на Западное Ся. В 1225 году монголы начали решающее наступление на тангутов, учинив им кровавый погром. Завоевание монголами Западного Ся закончилось в 1227 году, тангутов вырезали почти поголовно. Возвращаясь домой из этого похода, Чингиз-хан умер. Монгольское государство временно возглавил его младший сын Тулуй. В 1229 году на курултае великим ханом был провозглашен третий сын Чингиз-хана Угэдэй. Столицей империи стал Каракорум (к юго-западу от современного Улан-Батора).

Монгольское завоевание и борьба китайского народа за независимость.

Новое государство получило название Юань.

Война в Северном Китае продолжалась до 1234 г. и закончилась разгромом чжурчжэньского царства. Страна была страшно опустошена.

Со временем кочевники-монголы отказались от поголовного истребления населения завоеванной территории, которую они первоначально предполагали превратить в пастбища. Киданин Елюй Чуцай, советник Чингисхана, и китайские советники преемников основателя монгольской империи предложили своим покровителям испытанные формы эксплуатации населения, способные дать значительные выгоды. Завоеватели широко использовали все известные в Китае системы эксплуатации.

Едва закончив войну с чжурчжэнями, ханы развязали военные действия против южных Сунов, которые, учтя опасность монгольского нашествия, давно порвали соглашение, некогда заключенное е Чин-гисом.

Монгольские ханы начали военные действия против Сунского государства на юге в 1235 г., но не достигли успеха. В 1251 г. было решено послать в Китай большое войско под руководством Хубилая. Однако, как отмечал К. Маркс, «Хубилай в Китае не имел такого успеха: встретил упорное сопротивление сунов в Южном Китае». В одном из походов участвовал хан Мункэ, который и погиб в Сычуани. Монголы вели наступление с трех сторон: с севера, запада и с юга, так как часть их войска прошла к границам Дайвьета. Монголы под» чинили себе Тибет и государство Наньчжао. Однако занять столицу южных Сунов Ханчжоу им удалось лишь в 1279 г.; война на этом не закончилась, отряды добровольцев продолжали сражаться. Вся территория Китая вместе с Монголией вошла в состав новой Монгольской империи, правитель которой Хубилай перенес столицу из Каракорума в Пекин. Династия Хубилая получила название Юань.

Дата добавления: 2016-03-28; просмотров: 323 | Нарушение авторских прав

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Завоевание Китая монголами. 1211-76 гг.

Монголы завоевывали Китай по частям. 20 лет ушло у них на покорение государства Цзинь на Севере. Враждебно настроенные к чжурчженям китайцы сначала помогали менголам, научив их (на свою голову) брать города с применением осадной техники. Другая часть северокитайского населения эти города от монголов обороняла. Южносунское государство, воспользовавшись монголо-чжурчженьским конфликтом, перестало платить дань Цзиням с 1215 г., что ослабило их сопротивление монголам. Захваченный монголами Пекин горел целый месяц, отданный на разграбление.

Покончив с Цзинь, монголы с 1225 г. совершали фланговый обход Южносунского государства и в 1264 г. завершили его, дойдя до Вьетнама (по пути им удалось утопить сунскую армию, разрушив ирригационные системы). На последнем этапе борьбы с монголами (1264-76 гг.) Супы смогли отмобилизоваться, но их сопротивление было сопротивлением изолированной от остального мира меньшей части Китая. Даже после потери четырехлетним императором Гун Ди престола, сопротивление безуспешно продолжалось еще 15 лет с островов гуандунского побережья.

Поскольку монгольское завоевание Китая происходило поэтапно и растянулось на 65 лет, оно не отразилось на экономике страны столь катастрофически, как на Средней Азии и Руси. Гораздо более тяжелые последствия имело установление над Китаем монгольского ига династии Юань.

5. Эпоха Юань (1279 — 1368 гг.)

Первоначально планы монголов по отношению к упорно сопротивлявшемуся Китаю отличались крайней кровожадностью и угрожали самому существованию народа (план 1230 г. превращения Северного Китая в пастбище, план поголовного уничтожения пяти наиболее распространенных китайских фамилий, т. е. половины населения страны). Китаю повезло, что в монгольской верхушке нашлись люди, воспрепятствовавшие осуществлению подобных намерений. Так, советник Великого Хана киданин Елюй Чуцяй убедил его цифрами потенциальной дани с покоренной страны в ежегодном размере 170 тыс. кусков золота, 80 тыс. кусков шелка.

Монгольское завоевание Китая

25 тыс. тонн зерна и т. д. Воспитанный китайцами самый хитрый из чингизидов Хубилай столицу своей империи расположил не в Монголии, а в Китае, что явно облегчило судьбу Поднебесной. Хубилай полагал, что "можно получить Поднебесную, сидя на коне, но нельзя ею управлять, сидя на коне".

Особенности эпохи Юань

1) общее ужесточение режима — телесным наказаниям подвергались даже министры. Китайцы считались людьми третьего сорта после монголов и иностранцев. Как сообщают китайские хроники, монголы — главы двадцатидворок "ели, пили, мальчиками и девочками распоряжались как хотели… ";

2) небывалое в китайской истории распространение получил рабовладельческий уклад;

З) резко усилились позиции буддийской церкви, пользовавшейся покровительством династии;

4) небывалый даже для Китая масштаб приобрела коррупция ("воры стали чиновниками, чиновники — ворами", "крупные чиновники кормятся за счет мелких, мелкие — за счет народа";

5) резко усилилось неравенство социально-экономического развития Юга и Севера страны:

— на Севере, опоре Юань, при завоевании погибло около половины населения, а 25% выживших обращены в рабство (всего население Китая сократилось с 75 до 60 млн. чел). Однако северокитайская верхушка имела доступ в госаппарат и превратилась в союзника династии. В целом произошла деградация Севера, колыбели китайской цивилизации;

— на Юге, дававшем 75% доходов империи, состоятельная помещичья верхушка в госаппарат не допускалась и была в политическом отношении бесправной. Возможно, именно этим объясняются определенные успехи китайской культуры в этот тяжелый для страны период (не имея доступа к власти и политике, состоятельная китайская верхушка нашла отдушину в искусстве, перед лицом монгольского ига нация в целом напрягла свои духовные силы).

6) династией Юань были допущены грубые политико-идеологические и экономические просчеты. Процесс китаизации и ассимиляции правящего варварского меньшинства шел, но слишком медленно и неглубоко. Система кэцзю не работала до 1317 г. Не только простой народ, но и большинство состоятельных китайцев оставались оппозиционно настроенными по отношению к династии. Поскольку Юань запустила ирригационные системы, в 1334 г. р. Хуанхэ впервые за полторы тысячи лет поменяла русло, сметая все на своем пути. Запоздалая мучительная попытка вернуть реку на место в 1351 г. только усилила озлобление против режима;

7) династия Юань столкнулась с активизацией деятельности тайных обществ на антимонгольской основе. Сначала в 50 гг. ХIV в. произошло восстание "красных войск" Белого Лотоса под национальными лозунгами и руководством самозванцев-"Сунов" — оно было подавлено совместными усилиями монгольской и северокитайской верхушки. Затем в Центрально-Южном Китае начались восстания под социальными лозунгами, однако местные шэньши и помещики сумели трансформировать эти лозунги в национальные, примкнув к восставшим.

15 апреля 1352 г. в один из отрядов восставших случайно попал умный, храбрый и симпатичный молодой монах Чжу Юаньчжан, вскоре понравившийся дочери руководителя тайного общества. Через 15 лет, проявив недюжинные организаторские способности, Чжу стал одним из авторитетнейших крестьянских вождей и в 1367 г. издал Декларацию, в которой прокламировал цель "возродить величие Китая" (этот документ готовился служившими ему шэньши, которые окончательно сменили социальную направленность движения на национальную). Одолев других крестьянских лидеров, имевших в своем распоряжении более миллиона повстанцев, в 1368 г. Чжу Юаньчжан основал династию Мин.

Любопытно, что современная китайская историография всячески преуменьшает национально-антимонгольский характер указанных восстаний и видит в них "обычную классовую борьбу крестьянства с феодалами и никаких национальных противоречий". Объясняется это концепцией Китая как "семьи народов", позволяющей считать монголов членами этой семьи, которые могут снова туда вернуться, т. е. войти в состав КНР (древнее на службе современного?).

6. Эпоха Мин (1368 — 1644 гг.)

Экономика минской эпохи

В первые десятилетия династии принимались меры по улучшению положения крестьянства, которое помогло ей прийти к власти. На Севере была возрождена надельная система, ликвидировавшая экономическое могущество ранее союзной Юаням северокитайской землевладельческой верхушки. На Юге, наоборот, было сохранено помещичье землевладение. Модернизация учетно-налоговой системы и повышенное внимание властей к ирригации способствовали ускоренному экономическому росту.

Наблюдается рост городской экономики на базе областной специализации (в Гуандуне железоделательное производство, в Цзянси — фарфоровое…) и появление новых направлений, среди которых стоит отметить строительство четырехпалубных кораблей. Развиваются товарно-денежные отношения, на базе купеческого капитала возникают частные мануфактуры, в Центрально-Южном Китае появились ремесленные посады. Складываются предпосылки к образованию общекитайского рынка (только официальных ярмарок насчитывалось 38). Однако параллельно этим прогрессивным процессам действовали типичные для всего Востока сдерживающие развитие предпринимательства факторы и препоны (государственные монополии, казенные мануфактуры с 300 тысячами ремесленников, государственные поборы с торгово-ремесленной деятельности), которые не позволяли экономике выйти на качественно иной способ производства.

Дата добавления: 2016-12-06; просмотров: 481 | Нарушение авторских прав

Похожая информация:

Поиск на сайте:

Оставьте комментарий