Любовь — реализация невозможного

Любовь это Всесилие Идеала.

В идеале экзальтирована душа; она становится больше Природы, более живой, чем мир, умнее Науки, бесметрне Жизни.

Когда Христос сказал: "Любите Бога всем вашим сердцем и ближнего вашего как самого себя", он желал сказать: "Любовь, Любовь превыше всего; ибо Бог есть бесконечная Любовь"; далее: «любите ближнего как самого себя», - то есть любите себя в вашем ближнем. Эгоизм, если верно управляем, сочетается с другими.

Любить есть жить, любить есть знать, любить есть быть способным, любить есть молиться, любить есть быть Бого-Человеком.

Женщина посмела разрушить себя дабы пожать Божественность и преподнести её Мужчине, а Мужчина, не знавший Божественности, ибо был с Женщиной, принял это как идею о простом сопровождении своего компаньона до гробовой доски. Там начинается воплощение Бога. Ева заставила Бога стать человеком, ибо она стала матерью. Смерть и Ад вознеслись, ужасные в своей вечной угрозе, и один случай Любви уже победил их. Любовь сильнее Смерти, говорится в Песни Песней. Она более непреодолима, чем Ад. Любовь есть Вечный Огонь и нет такого Наводнения, что бы погасило его. Отдайте за кроху Любви все, что у вас есть, всё, на что вы надеетесь, что вы цените и что вы суть.

- (Вашу кровь, ваше сердце, вашу жизнь и вашу душу, и вы приобретете это за – ничто!)
-(Тот, кто спасёт свою душу от Любви – потеряет свою душу, и кто потеряет свою душу за Любовь, спасёт её.)

Многие грехи должны быть прощены сердцу, которое много любило; оно есть сам Иисус Христос, сказавший так. И у него компаньоном и другом была Магдалена, и он просил воды испить у Самаритянки, грешницы, и он отпустил грех женщине, обвененной в измене, и он сказал, что падшие женщины войдут в Рай ранее Фарисеев и Законников, ибо ошибки Любви более простительны, чем ошибки Гордыни, ибо лучше неверно любить, нежели не любить вовсе. В Абсолютной Морали, Добро есть Любовь; Зло есть Ненависть. Любовь должна быть возлюблена и только Ненависть ненавидима. Одно слово Ненависти, говорится в Евангелии, достойно Ада, и соответственно, одно слово Любви достойно Рая вдвойне, ибо Любовь достигает гораздо легче, нежели Ненавить наказывает.

Но не есть ли Любовь сама по себе вознаграждение?

Тот кто любит, не нашёл ли он ключ от Рая? Святая Тереза считала, что идеалом ада является невозможность любить, и ей казалось это настолько ужасным, что она жалела Сатану. «Несчастный», говорила она, «он более не может любить». Женщина сожалела о Демоне, каково переосмысление Христианства! Когда мир научится любить, мир будет спасён. Человек, знающий как любить, привлекает к себе все души. Жаждать не есть любить. Домогаться не есть любить. Порабощать не есть любить. Ревность есть эгоизм, одевающий маску любви. Чрезмерное желание создаёт отвращение; домогательство достойно забвения. Тирания порождает бунт в сильном и предательство в слабом. Ревность ненавистна и смешна. Ненавидеть сердце, которое более нас не любит – не наказывать ли его за то, что оно нас ЛЮБИЛО? Злость ревности – злобная неблагодарность. Но есть тонкая ревность, которая есть лишь жажда любви, и которая, во имя Любви, сама достойна быть любимой. Ибо возлюбленная есть высший Идеал Души, она есть мираж Абсолюта. Увлечения и игры страстей не суть Любовь.

Истинная Любовь есть понимание Бога в человеке; она есть основа религии, чести, дружбы и брачного благословения. Любовь не только бессмертна, но делает душу бессмертной. Любовь не стареет, не изменяется. Сердца могут отворачиваться, словно земля отворачивается от солнца, когда спит, и тогда словно холод ночи падает на душу. В физическом плане Любовь есть принцип жизни: на духовном и метафизическом уровне это принцип Бессмертия. Восхождение к истоку всех вещей и растворение себя во всех существах есть Добродетель, Милосердие и доброта; когда сочетается с долгом, зовется Честью: это первоисточник Человеческой Индивидуальности.

"Очевидно она бессмертна, ибо не оставляет Смерти ничего; она бросает вызов Смерти, презирает её и зачастую делает из неё благословение или триумф; ни есть ли мученик ни кто иной, как свидетель, утверждающий Вечную Жизнь несмотря на страдания и смерть?"

Любовь утверждает себя абсолютно; где есть Любовь, нет Страха. Она обуславливает жизнь и не может быть обусловлена жизнью. Любовь должна быть свободна в человеке: в Природе она — дитя Судьбы. У неё есть тень, что зовется Ненавистью, и эта тень нужна, чтобы доказать величие Любви. Красота есть её улыбка, счастье есть её радость, недостаток есть её грусть, боль – её доказательство. Война есть самая тяжелая её лихорадка; страсти – её болезни; Мудрость – её триумф и вечный покой.

Она слепа, но на несет светочь. Она есть Люцифер, Ангел и Демон, Проклятие и Спасение.

Она Эрос, уравновешенный Антеросом; она есть Святой Михаил, стоящий на Сатане, как на пьедестале. Великая тайна Магии есть мистерия Любви. Любовь заставляет Ангелов умирать и дарует бессмертие Демонам. Она изменяет в женщин Сильфов, Ундин и Гномов, и низводит эгрегоры в землю. Любовь обещает Пандору Прометею; именно за Пандору сердце Прометея безостановочно возрождается под ударами клюва стервятника и для Прометея Пандора всё ещё хранит Надежду.

Рай есть песня Любви; Ад – рёв Любви разочарованной; однако, как сказал великий Поэт, тени Ада суть видимая тьма, ибо всегда есть частичка света в ночи. Если бы Ад не имел бы видимой причины существовать через существование Любви, это было бы преступлением Бога. Ад это лаборатория Искупления, и он вечен, дабы работа исправления могла происходить вечно, ибо Бог всегда был и всегда будет тем, что он есть. Вечное страдание есть крик вечного восхождения. У подножья креста Спасителя, в евангелическом представлении, появляются две женщины. Одна стоит прямо и покрыта вуалью, неподвижная и серая, словно статуя её велочества грусти; она – незапятнанная Дева, мать, зачавшая без греха. Другая, поверженная и стенающая, её одежды и волосы в беспорядке, глаза покраснели от слёз, содрогающаяся от рыданий: это грешница, Мария Магдалена, отверженная миром, благословлённая умирающим. По обе стороны Христа два человека корчатся в агонии, два преступника – раскаивающийся и укрепляющийся. Одному Иисус сказал «я прощаю тебя», однако другому он НЕ сказал «я обвиняю тебя», но СОСТРАДАЛ вместе с ним в молчании и за него.

Окончательное проклятие есть вечное изгнение Ненависти; неизлечимое страдание существа, которе никогда не любило. Непроизвольная Любовь не есть чувство сугубо человеческое; оно есть универсальный инстинкт Природы. Животное не делает выбора по привлекательности; лишь человек держит в руке это золотое яблоко, предназначенное Раем для самых прекрасных. Ибо они будут мудры, кто изберут Минерву; если у него будет сила, Юнона станет их избранной; но если услаждение чувств удовлетворит их, они поднесут яблоко Венере. Так сделал трус Парис. Агамемном избрал Юнону, и был убит Клитемнестрой. Одиссей любил только Минерву; так как у него была Женою Пенелопа, он смог победить Сирен, Каллипсо и Цирцею, избежать Полифема и Нептуна, повергнуть под ноги врагов и соперников, таким образом отвоевать своё брачное ложе и свой трон. Поэмы Гомера суть божественное учение, где герои являются образами. Агамемнон два Аяксами суть три доблести: Мощь, Ценность и Бунт. Ахиллес есть Ярость, Парис – Удовольствие, Нестор – Опыт, который говорит, Одиссей есть Разум, который действует. Его труды суть испытания инициации, соответствующие Геркулесовым, однако Геркулес уступил фатальной Любви и умер жертвой Дейанейры. Одиссей наслаждается обладанием Каллипсо и Цирцеи, не позволяя им облдать собой; он любит того, кого следует и того, кого он желает любить; свою страну, супругу, и эта односторонняя любовь делает его победителем во всём.

Любовь есть величайшая сила человека, когда не есть самая недостойная слабость.

Он слаб, если он эгоист; он силен, если он самоотвержен. Геркулес приобретает у стоп Омфалы чувствунные радости, коих рабом он становится. Своими глазами, честью, свободой Самсон платит за предательские поцелуи Далилы; Орфей не должен смотреть на Эвридику, если он желает вырвать её из объятий Ада; побежденный жаждой этой красоты, он стремится взглянуть ещё раз, поворачивается, и всё кончено – более он никогда её не увидит. Ибо истинная Любовь связывает себя не с той красотой, что проходит; красота для неё вечна и никогда не уйдёт от неё, ибо она достаточно сильна, дабы создать красоту.

Мудрец не любит женщину за её красоту; он делает её красивой, потому что он её любит, и поэтому у него есть причина любить её.

Животная любовь – плохое предзнаменование. Человеческая любовь есть провидение. Одиссей в руках Каллипсо и Цирцеи не был нечестен по отношению к Пенелопе, ибо единственной его мыслью было возвращение от них для воссоединения с женой; он грешил только против хрупких сторон любви, и он будет наказан за это сыном Цирцеи. Зерно незаконных детей есть зерно отцеубийства. Где нету веры или хотя бы иллюзии и желания вечности, сексуальная любовь становится пресыщением животностью и распутными фантазиями. Разврат есть десакрализация любви, которую природа наказывает и за которую несет возмездие раненная любовь. Раньше или позже Дон Жуан вынужден встретить ужасную статую коммандира.

Но можем ли мы предостеречь себя от этой плохо кончающейся любви?

Можем ли мы бесповоротно посвятить своё сердце любви свободной и законной?

Можем, через знание и волю; когда мы ЗНАЕМ, что мы должны изволить, тогда мы любим то, что мы должны любить.


jAntivirus