Борьба с иллюзиями





Когда начинающий изучать оккультизм уже порядочно углубился в свою работу, он заметит, что взгляды его постепенно претерпевают изменения, и что старые его понятия уступают новым и более верным.

Наконец он увидит, что он до сих пор жил в мире иллюзий и заблуждался, принимая их за реальности. И тогда частью его работы сделается борьба с иллюзиями и стремление открыть истину, скрытую за обманчивой внешностью.

Но приобрести способность различать между кажущимся и действительно существующим — задача громадной трудности, ибо такая способность в полном её совершенстве приобретается лишь теми, кто уже закончил человеческую эволюцию. Но ищущий сокровенную истину, может, по крайней мере, сделать первый шаг к этой цели и об этом то важном предмете мы будем говорить. Он может начать с усилия победить иллюзию, будто физическое тело и есть он сам.

Мы так привыкли с самого детства отождествлять своё “я” с нашим телом, что разделить даже в своих мыслях эти два понятия сперва почти невозможно, и всё-таки это обязательно надо сделать. Совершенно освоиться с тем, что тело есть такое же орудие “я”, как рука или перо, есть первый шаг на пути оккультного прогресса. Перед нами лежит задача освободиться от иллюзии, и та иллюзия, согласно коей наше тело есть наше подлинное “я”, будет первой из них. Когда мы справимся с этой нашей задачей, то этим нами будет сделан первый многообещающий шаг к успеху в задачах более трудных.

Есть разные способы постепенно приобрести ощущение, что наше тело — это вовсе не наше “Я”, а просто некоторый предмет нашего обихода. Один из употребительных способов — это непрестанно помнить, что тело есть лишь агрегат физической материи, не имеющий постоянного отношения к “Я”, что агрегат этот всё время меняется, что части его всё время приходят и уходят и что он не остается тем же хотя бы в течение нескольких дней подряд. Одни части замещаются новой материей более медленно, чем другие, но за немного лет (период от семи лет, предположенный сначала некоторыми физиологами, теперь уже считается для этого слишком долгим), всё тело заменяется новой материей. Другими словами, физическое тело, которое у нас сегодня есть, через короткий промежуток времени вернется в ту старую среду, из которой было построено, а из материи, ныне столь широко разбросанной по земле, к тому времени будет сформировано новое физическое тело, которое нам предстоит иметь.

Это научный факт, что от рождения до гробовой доски мы имеем ряд отдельных физических тел, но процесс прибытия новых тел и уход старых столь постепенен, что мы не замечаем его, несмотря на то, что количество материи, употребляемой человеком в качестве своего тела за долгую жизнь, той самой материи, которую обновленный человек и считает самим собою, достигает по весу почти до тонны. Достаточно немножко подумать, чтобы увидеть всю бессмыслицу отождествления этой тонны материи с самим собой. Это только есть скопление физического вещества, нужного для создания орудия нашего “Я”, как такое же вещество хотя бы в пере, которым я пишу, применено для создания орудия иного рода моему “Я”; вся разница лишь в том, что для создания тела, материя была использована не вся сразу. Следует помнить, что “Я” со всеми своими воспоминаниями не подвергается действию этих постоянных перемен в физическом теле; что, в сущности, у него нет никакого постоянного отношения к телу, ибо последнее, с точки зрения науки, есть лишь вихрь движущейся материи.

И тогда изучающий почувствует, как иллюзия, будто его “Я” есть его тело, начнет терять свою силу над умом его. Нужно непрестанно думать о теле, как о скоплении меняющихся клеточек, то вступающих в определенную связь между собою и образующих формы, то распадающихся и превращающихся в новые формы, в то время как “Я” остается постоянным, неизменным и независимым, временно употребляющим физическое тело, но готовым, когда придет час, выйти совершенно из него, не пользоваться им больше, и больше в него не возвращаться.

Далеко не легко думать о себе, как о чем то отдельном от столь знакомой формы, и в этом изучающему Теософию поможет то обстоятельство, что астральное тело есть копия физической формы. Если припомнить, что астральное тело всё же одной ступенью ближе к реальности, чем царство физической материи, то можно думать об астральном теле, как о своем “Я”, и, таким образом, отделить себя от физического тела, представляя себе своё “Я” со всеми его характерными свойствами и силами, пользующимся телами более тонкими, совершенно независимо от той массы материи, которая называется физическим телом. Но, конечно, остановиться на этом нельзя. Это только начало.

Придет время, когда нужно будет отделить своё “Я” и от астрального тела, а там и от ментального. В мыслях об отделении своего “Я” от тела можно с хорошим результатом дойти до тела каузального. Обо всех этих невидимых носителях “Я”, или телах, постоянно следует думать, как о составленных из некоторой материи, свободно проницающей физическое тело, наподобие того, как вода проницает губку. Нужно всегда помнить, что человек есть существо чрезвычайно сложного состава, и что все обитаемые им тела суть лишь части сложного целого, каждой из коих назначена своя особая роль во всей совокупности жизненных функций. Ведь и физическое наше тело само по себе уже сложно. Оно одно состоит из материи различных степеней плотности, каждая из коих есть не только его часть, но имеет и очертания его. Во первых там есть очень плотная материя — кости.

Из них образуется скелет, служащий основой всему остальному, и имеющий вид человеческой фигуры, но скелет не есть ещё тело. Затем есть материя совершенно другого свойства, которую мы зовем плотью. Она так же дает вид человеческой фигуры, но далеко ещё не представляет собой всего человеческого тела. Далее существуют нервы. Если сделать рисунок нервной системы, где каждый нерв был бы показан на своём месте, то у нас получится точное очертание человеческой формы. Но и нервы эти не есть ещё тело человека, а лишь часть его, имеющая своё специальное назначение. Наконец, есть и жидкость, называемая кровью.

Если бы можно было внезапно прекратить кровообращение и заморозить всю кровь даже до мельчайших жилок, а затем каким-либо чудом удалить из тела всё, что не кровь, то оставшаяся кровь в точности обрисовала бы фигуру человека. Но, если кровь и имеет в совокупности своей форму человека, она ещё не есть человеческое тело. Чтобы было физическое, нормальное тело человека, требуется и все остальные части, и при том так, чтобы они были известным образом переплетены между собою, и чтобы каждая из них выполняла своё назначение.

Так вот, такой же ошибкою было бы считать за физическое тело любую из этих отдельных, каждая с особым назначением, частей его, как считать и каждое из тел человека (физическое, астральное, ментальное, каузальное) за самого человека. Так же, как физическая материя всех этих различных степеней, каждая со своей определенной деятельностью, со дня рождения до гробовой доски, требуется для образования физического тела, для существования механизма, коим человек мог бы проявлять себя в физическом плане, так требуются различные тела для выражения человеческого “Я” в трёх мирах, где единовременно протекает наша жизнь. Физическое, астральное, низшее ментальное и каузальное тела должны быть мыслимы, как четыре раздельные части и секции одного общего целого, но отнюдь не как сам человек, тогда как человеческое “Я” есть индивидуальная часть мирового сознания, действующего во всех их.

Другой способ, коим можно добиться кое-какого успеха в освобождении себя от той же иллюзии, это — припомнить, что физические чувства суть лишь ненадежные толкователи действительности и вводят нас в заблуждение относительно самых простых вещей. Физические чувства говорят нам, что Земля неподвижна, а что Солнце и Луна ходят вокруг неё. Нам приходится опираться на разум, производить измерения приборами и делать тщательные сопоставления различных фактов, прежде чем мы сможем освободиться от этого обмана физических чувств; многие от него так вообще и не могут отделаться.

Если посмотреть на ровный шест, лежащий на отмели одним концом и в воде — другим концом, то глаз известит нас, что этот прямой шест согнут в том месте, где он входит в воду. Если два поезда стоят друг против друга и мы сидим в одном из них, то когда потихоньку приходит в движение чужой поезд, глаз нам делает должное донесение, что пошел наш собственный поезд. Если скрестить указательный и средний пальцы и покатать между концами их какой-нибудь шарик, то чувство осязания ложно доносит нам, что катаются два шарика, а не один. Можно привести много фактов и случаев в доказательство крайней ненадежности свидетельств физических чувств. Изучающий оккультизм должен твердо помнить, что если физические чувства обманывают нас в таких делах, то ещё больше обманывают они нас в других, важнейших.

Ведь можно же путем представления в уме шаровидности Земли и вращения её вокруг Солнца совершенно отделаться от того понятия, что Земля неподвижна и плоска, так что это последнее будет уже казаться неестественным и диким, так же можно мыслить о переплетенности и взаимопроницаемости различных тел, в коих живёт и действует человек, пока старая иллюзия не исчезнет и не будет больше беспокоить его. Физическое тело станет для него действительно только орудием, которым человек пользуется, ковчегом, который служит ему для передвижения и для общения с другими в повседневной жизни. Медленно, но верно, этот факт установится в его сознании и тогда человек сможет сказать, что сделал первый шаг на пути отличия реального от нереального, существенного, действительного от кажущегося.






jAntivirus